Чел

Содержание

При помощи этих меток можно читать записи, сгруппированные по темам.
БАЭ - Берингийская археологическая экспедиция Института культурного и природного наследия, я в ней участвовал в 2011.
Фото -дневник БАЭ 2011
Видео БАЭ 2011,
а этот текстовой дневник только для друзей:
БАЭ 2011
ЧАЭ - это Чукотская археологическая экспедиция Музея искусств народов Востока, ежегодно работавшая с 1987 по 2001 на Эквене, а с 2002 в Чегитуне.
ЧАЭ 2013
Фото - дневник ЧАЭ 2013
Видео ЧАЭ 2010
Фото ЧАЭ 2010
ЧАЭ 2010
ЧАЭ 2009
ЧАЭ 2009 фото
ЧАЭ 2007
ЧАЭ 2006
ЧАЭ 2006 фото
ЧАЭ 2005
ЧАЭ 2005 фото
ЧАЭ 2004 фото

ЧАЭ 2002
ЧАЭ 2002 фото
ЧАЭ 2001
ЧАЭ 2001 фото
Рецензии
Чукотско-эскимосская резная кость
Мои клыки и зубы

И ещё:
небольшая карта восточной части Чукотки с нанесёнными местами, часто упоминаемыми в журнале, где мы жили-были и работали.

Посмотреть на Яндекс.Фотках
promo cbep4yk july 20, 2016 19:53 7
Buy for 20 tokens
Сделал новую "партию" вот вид с другой стороны: неожиданно оказалось, что в этот раз я их заметно увеличил. предыдущие были мелкие 2-3 см, а эти: большие 7,5 см, средние 6 см, малые 5,5 см. моржовый клык (коричневые - ископаемый моржовый клык), резьба, гравировка. Продаются…
заяц

Ю.А.Широков "Рисунки чукотских детей"

Вот ещё одна статья отца.

Сборник "В помощь учителю школ Севера" выпуск 13, 1965.

Увы, нет в живых ни отца, ни Валентина Стриженко, ни некоторых "детей" (Лидии Теютиной).
Перепечатывать долго, так что публикую фото страниц.

https://photos.app.goo.gl/fjmYUWgDYGGiynZ48
заяц

Старые фото

У тёти надо серьёзно перебрать архив, фото подписать, определить даты, место и людей. Документы тоже просмотреть.
Пока две фотографии.
На одной - отец в Анадыре, недалеко от моста через Казачку, первая половина 60-х, похоже, уже построен ДК.

Вторая более эксклюзивная. Уэлен, 1961 год (так подписано). Жаль, не указан месяц, отцу, значит, 25 или 26 лет.
Но это не так важно, любопытно другое: вроде, лежит снег. Но почему стоят вельботы и вполне с остнасткой? Может, море открыто, а на фото белым получилось не из-за льда, а от яркого света? Может, осень, снег выпал, но большого покрова нет. Вообще, вельботы занесло бы. Весной снег сходит раньше, чем открывается море. В общем, можно полюбоваться вельботами и точно определить строения (хотя их почти не видно) 1961 года.
#Уэлен #СтарыйУэлен #Анадырь #СтарыйАнадырь
Чел

Нас вдаль вела Полярная звезда

Вчера в отпуск из Анадыря приехал Вова Стешенко. Кроме прочих подарков привёз книгу "Нас вдаль вела полярная звезда“.

Своеобразная, 2018 года.

Отголосок прошлой жизни во многих чертах.
Чукотско-магаданские литераторы ушедшего поколения (70-90-е годы), издано чукотским отделением КПРФ, с неизбежной провинциальностью и мелкими несуразностями.

Может, моим родителям было бы интересно, со многими авторами они были знакомы.
Просмотрел, немного прочёл и я, фрагментарно.

Книга состоит из трех разделов.
Сначала стихи тринадцати  поэтов: Борис Борин, Галина Каменная, Михаил Эдидович, Анатолий Пчелкин, Татьяна Ачиргина, Андрей Гажа, Илья Юрьев, Геннадий Сабанцев, Рытхэу, Мифтахутдинов, Александр Атаукай, Пётр Омрынто, Валентина Вэкэт (на русском и в переводах с чукотского и эскимосского), потом "Штрихи к портретам" Шенталинский, Португалов, Камытваль и другие - биографии, письма, документы писателей и поэтов Магаданской области второй половины ХХ века, написанные и собранные Сергеем Сущанским, наконец повесть Веры Грачевой "Оленные люди", это скорее описание жизни оленеводов стойбищв Эрвыкыннот, популярный этнологи ческий рассказ, где время никак не отмечено, так что действие может происходить, как в современности, так и сто лет назад, никаких примет "новой цивилизации" нет, хотя в одном месте упоминаются банки сгущеного молока, и все.

В "мемурах" же полно примет времени. Кроме переписки об изданиях в Магадане, трогательные просьбы новоявленных писателей из Анадыря в Магадан в союз писателей. Один просит ходатайствовать о выделении ему одного свободного от работы в СМУ "Анадырьстой" дня, потому, как он писатель. А другой надеется на поддержку писательской организации в получении квартиры вместо комнаты, потом сетует, что на писательских хлебах ему жить невозможно (с работы он, став писателем ушёл) и устраивается на автопредприятие.

Кому очень любопытно, могу прислать фото нужных страниц.
Прилагаю свои фото с подписями.










заяц

Ю. А. Широков "Северная тема" (художник В. Истомин)

Вот ещё одно отцовской произведение. Статья в "Творчестве" #7, 1983 год, об анадырском художнике Владимире Истомине.

Истомина я видел только когда он в 1973 приехал как директор (и единственный преподаватель) анадырской художественной школы. Но эту школу он очень быстро оставил (не за этим ехал в Анадырь). В общем, об Истомине больше знает Владимир Стешенко, так что я писать об Истомине не буду (все в интернете можно найти).

Владимир Истомине умер в прошлом году, через несколько дней, после того, как ему исполнилось 80 лет. Последние двадцать лет жил в Нижнем Тагиле.

А вот статья отца получилась классической для таких журналов. Человек, который выбирал картинки для иллюстрации, статью поленился читать (это понятно), так что три гравюры о которых больше всего рассуждает отец, в публикацию не попали. Но сейчас это можно исправить. Ещё мне кажется, что отец слил фамилию и имя на экслибрисе и Габор Денес стал Габорденесом.

Отец, конечно сразу ухватился за гравюру с косторезом и пеликенами.

Ю.Широков

"Когда слышишь привычную фразу: “Художник побывал на Севере, проникся его духом“, или что-то подобное, поневоле настораживается. Вспоминая броское название книги магаданского издательства "Возьмите автограф у Арктики". Порой за многие тысячи километров едет человек, чтоб бросить беглый взгляд, нарисовать или написать первое, что попалось под руку, - "получить автограф".

Иной подход к северной теме у графика Владимира Истомина. Он родился в 1939 году на Урале, но живёт в центре Чукотского автономного округа - городе Анадыре. К теме Севера художник подошёл давно, не потерял живого ощущения красоты и необычности края.

Пожалуй, впервые наиболее ёмко его Север зазвучал в линогравюре "Чукотская песня" (1974). Образ старика чукчи с гравированным клыком в руках, ассоциируется с портретом основателя Уэленской косторезной мастерской - Вуквутагина. Некоторые внешние черты старейшего чукотского резчика в "Песне" действительно сохранены, но не в этом главное, - создан собирательный образ костореза, полярного охотника, человека, умудренного жизнью.

В гравюре затронута тема необыкновенной способности и любви северян - особенно чукчей и эскимосов - к художественному творчеству, черта, поражающая исследователей этого края. На память приходит высказывание С.Крашенинникова о чукотской резьбе по кости, “которую они каменными ножами и топорами делают". Вспоминаются и слова этнографа В.Богораза-Тана о том, как чукотские охотники, не державшие в руках карандаша, проводили "тонкие и уверенные штрихи и быстро набрасывали ряд рисунков, неожиданно точных и своеобразно изящных".

Даже в жесте, как бы вручающем зрителю гравированный клык в листе Истомина, подчёркнута бережность, любовь народных мастеров к материалу. Мне приходилось не раз видеть, как старые косторезы оглаживали и подолгу зорко осматривали костяные фигурки, сделанные недавно или найденные археологами.

Но есть в этой ранней гравюре и некоторая перегруженность деталями, вялость формы. Север проще, монументальней.

В верхних углах листа художник изобразил улыбающегося пеликена - сувенирного пузатенького человечка, которого чукотские косторезы делают больше полувека. Он здесь вроде бы и на месте, но не уловил Истомин наивного простодушия образа, что свойственно его многочисленным изображениям у народных мастеров. Истомин часто в своих рисунках обращается к образу забавного человечка, появление которого в творчестве чукчей и эскимосов восходит к началу нашего века. Впервые он появился на Аляске и оттуда перекочевал на Чукотку. Поколения эскимосских и чукотских косторезов, отдавая дань традиции, создавали смешных человечков.

Понравился он и художникам. Увлеченный образом пеликена ленинградский художник А.Яковлев назвал свою серию очерков о Чукотке словом - "какомей!", означающем возглас удивления и восхищения одновременно. Это выражение, популярное у местного населения, знают и употребляют его живущие на Чукотке русские.

"Какомей!" - озоглавил Истомин одну из своих литографий. Эта работа привлекает своей непосредственностью. Сценка как бы выхвачена из жизни. Слова ликования, вырвавшиеся у чукотский девушки при виде восходящего солнца, - отнюдь не литературный, не выдуманный мотив. Этот лист значительно цельнее по композиции, чем "Песня". В литографии автору удалось передать эффект ослепительной солнечной радости, напоенного весной воздуха, бесконечного северного простора.

Среди последних по времени создания литографий Истомина интересен лист "Семья". И здесь художник идёт прямо от впечатления натуры. В жанровой по своему характеру сцене - мужчина молодая женщина с детской коляской, приметы Севера и в образах людей и в их одежде - не снижают изображённое до поверхностной экзотики - художник передал характерное и в облике людей и во всей атмосфере, их окружающей.

Истомин много ездит по Чукотке. В его графических листах есть выразительные портреты оленеводов,морских охотников, чукотской интеллигенции. "О, как прекрасна тундра моя" - эта строчка из стихов чукотской поэтессы Антонины Камытваль стала образным эпиграфом к ее портрету на фоне безгранично широких чукотских просторов, залитых весенним солнцем. Близость людей Чукотки к природе, их связь с окружающим миром сознательно и органично раскрывается художником в ряде гравюр и рисунков.

Много работает Истомин и над созданием экслибрисов. Однако здесь Север нередко представляется художником уж слишком однозначно - привычным. Многочисленные олени, то бегущие, то пасущиеся, то стоящие парами… Не всегда решение экслибриса отвечает требованиям жанра. Порой это только маленький станковый рисунок. Но и в этой специфической области графики у художника есть интересные находки. Например - экслибрис, сделанный для друга из Германской Демократической Республики Габардениса. Здесь все цельно. Шрифт и рисунок образуют единую композицию. На другой миниатюре мы видим знакомого веселого пеликена одетым и с книгой. Как слуховой рожок,прижал он к уху гравированный клык с надписью “экслибрис".

Графические работы Владимира Истомина пополнили собрание государственного музея искусства народов Востока. Есть они и в других музеях, но особое их место - среди графических листов художников Якутии и Чукотки, рядом с косторезнями произведениями эскимосских и чукотских народных умельцев - с работами тех, кто по- своему и со знанием дела рассказал о Севере.

В центре Чукотского автономного округа - Анадыре, городе ещё сравнительно молодом, появилась недавно мастерская художника. Это первая мастерская чукотского профессионального художника - Владимира Истомина, человека, для которого Арктика стала близкой и родной.“















заяц

На даче

Неожиданно на даче нашлись чукотский вещи. Видно, когда какие-то коробки с керамикой (после выставки? Ну, да, там как раз это показывалось в 2014, в музее Наивного искусства) вывозились сюда из мастерской, я и эту утащил. Теперь обратно надо везти. Кости храню в мастерской, это керамику - на даче в "музее'.

Два китовых позвонка (такие на берегу найти проще простого). Два "хрена", эти встречаются, но редко. Иногда их вырезают из туш мертвых моржей, которые выбросило море.

Ещё клык. Я уж и забыл, что в 2013 году гравировал такой клык. Он достаточно пожелтевший от времени, стертый, даже пульпа выступила (наверное, в море носило). Такие для гравировки в Уэленской мастерской, конечно не берут. Или сначала химически "выбеливают". Да и маленький, очень узкий он, много не нарисуешь. Но мне надо осваивать  то что попалось. Решил использовать дефекты. Пульпа превратилась в косу, на которой посёлок стоит, потемнение стало дымом от пароходика (забыл, какой аббревиатурой их называют, вспомнил СПА или СПП), трещины - линия горизонта и льдин.
https://photos.app.goo.gl/vEEznMrSa9wV3VQr8
заяц

К предыдущей записи

Вот прошлая запись,
https://cbep4yk.livejournal.com/539417.html
Теперь мои добавки:

Я думал, что это уникальные сведения. Возможно, в 1999 году они такими и были. Потому как большинство людей  уверены, что Пеликены - древние амулеты. Но как оказалось, теперь все  сведения об их происхождении  есть в статье Википедии о пеликене. Вот следствие интернет-прогресса!

Правда фотографий хороших в Википедии нет.  Пеликены из отцовской коллекции прекрасные, а в интернете много, мягко говоря, разных, найти "настоящих" не легко.


  Та статья стилизована как будто музейный экскурсовод с детьми пришёл к пеликену (да, кажется в экспозиции один пеликен Димы Эйниса стоит).
Скорее всего этот текст набран на основе отцовской лекции "Смеющийся пеликен", что заявлялась в каком-то году в музейной лекционной работе (а наборщики из типографии, исправили "ошибку", на афише было уже "Смеющийся пеликАн").
Отец рассказывал все это о пеликене,  в конце читал свой стих (теперь, наверное, это единственное опубликованное его стихотворение), а на прощание давал всем гладить животик одного пеликена (своего, конечно, не музейного).  Возможно на лекции побывал кто-то из "1 сентября" и предложил опубликовать статью.
Хотя, обычно на такие лекции в музей приходили человек пять-шесть.

На фото к статье: 
1.Билликен, не знаю откуда, из "Синего журнала" ? из книги  Дороти Рей1964 года?
2. Древние фигурки амулеты-обереги из отцовской коллекции (два типа я теперь делаю и сам из кости)
3. Подписанная фотография пеликенов.
Пеликены слева направо: 3.1.Нутетеина, начала 60-х, отец оказался в Нунямо, где тогда жил и Нутетеин. Нутетеин сделал десять таких пеликенов. Но отцу они не слишком понравились, да и денег было немного у него. И купил только двух. Нутетеин расстроился. Просил не говорить об этих пеликенах Зеленской (мама будущего главы Чукотского района была начальницей  Нунямского совхоза и Нутетеин работал там, так что пеликенов сделал как бы "налево").
Отец потом подарил этих пеликенов, одного своему однокласснику, художнику Севе Осверу, а другого - знакомой в Ленинграде. Позже отец прозрел и понял уникальность нутетеиновских пеликенов. Бросился просить вернуть подарок. Освер, конечно, отказался, а знакомая вернула, но обиделась, конечно.

3.2.Гемауге. Историю с этим пеликеном отец немного сократил во времени. Возможно, первый раз он просил в 1968 году, но пеликена получил в начале  1970-х. Он пришёл к граверше Майе Гемауге (дочери Гемауге, кстати, ровеснице, отца). Тут старый Гемауге сказал: "Помню, помню! “ Оказывается, он помнил о заказанном несколько лет назад пеликене. Удивление отца из-за отсутствия материала, неуместно. Это обычная проблема. Если материал есть, то почти всегда идёт в работу. Запасы клыка в Уэлене есть только у каких-то персонажей, которые сами не режут, но участвуют в каком-то темном "клыкообороте".
Пеликены Гемауге в первую очередь отличались размерами, они заметно больше "стандартных". А тогда, отец похвастался своим пеликеном пред Натальей Отке, которая   тоже была в этот момент в командировке в Уэлене (значит, точно не 68 год, Отке вернулась в Анадырь в 1970, после учёбы в Москве) и к концу командировки такой пеликен, как у отца, был у Отке и её напарницы: как это, у Широкова есть, а у самой Отке нет? (Тем более Отке родственница Гемауге да и из-за врождённой номенклатурности вытеснила  отца с места директора музея годом раньше.)

3.3. Якобы, пеликен Атыка. Честно говоря, не помню, чей это пеликен. Выглядит, как обычный “поточный" пеликен УКМ, пеликенов делали серийно, по образцу (таких же выпускала и Магаданская фвбрика сувениров). Почему-то мне кажется, что это пеликен Овечкина, 1987 года.. Надо проверить, но на одном есть такая надпись, а подписи Атыка я не видел у наших пеликенов. Вообще, пеликенов не подписывали, хотя, у поточных часто вырезали цену (в СССР цену любили указывать на продающихся вещах).

3.4 Пеликен Теютина (первая половина 70-х).Тот, сказал, что сделает, по-своему. Действительно, пеликен авторский. Но отец считал, что это уход от традиций, не радующий глаз.

4. Пеликены (фото не подписано). Это отец привёз из дома в музей, чтоб музейный фотограф снял. Кажется, в спешке, у музейного окна?
4.1. Деревянный пеликен, купленный в 1991 году на ярмарке ПТУ у ВДНХ. Пеликена сделал ученик провиденского ПТУ, клыка у него не было. (Может, он из кости и не резал никогда. Но восхищает размах профтехобразования, в последний год СССР привезти в Москву делегацию провиденского ПТУ на ярмарку!).

4.2 Пеликен Тыгрелькута. Тоже, как видим, отец не слишком одобряет уход от "традиционного облика". Обычно глаза и рот пеликена делали просто линиями, а тут энергичная рельефная резьба.

4.3. Хорошенький пеликен конца 50-х - начала 60-х. Автора не знаю, может, у отца записано. Кажется, этого пеликена отец подарил своей маме,  моей бабушке Симе, в первые годы своей работы на Чукотке. Видно, что это пеликен сделан до эпохи "поточных" пеликенов.

4.4. Кажется, это пеликен 3.3., наверное, фотограф пристроил уже однажды сфотографированного пеликена в ряд других, для композиции. А то на фотографии мало средних размеров, много малых пеликенов.

4.5. Пеликен "с сиськами". Если не ошибаюсь, подарен Мишей Бронштейном отцу на день рождения (60-летие, 65?). Пеликен Ивана Сейгутегина. Он вырезал "семьи" пеликенов. Набор из большого классического пеликена, второго, такого же, "с сиськами" и далее ещё нескольких уменьшающихся в размерах (типа пресловутых "слоников").

4.6 Появился у отца во второй половине 90-х, ничего сказать не могу, надо осмотреть. Вдруг есть подпись. Иначе ничего теперь не выяснить.

4.7 "Шагающий". Вообще, их придумал Туккай. Но кто делал этого, надо выяснять. Видна надпись, но плохо читается в газете. И вообще, из отцовской ли он коллекции? В общем, как доберусь до неё (теперь у брата хранится), постараюсь выяснить.









(без названия)
(без названия)
(без названия)
IMG_20200527_183129.jpg
заяц

(no subject)

В одиночестве перебрал бумаги и книги вывезенные на дачу. Нашёл газету 1999 года со статейкой отца о пеликене.
Всегда критически относился к отцовским писаниям. (Эдипов комплекс?)
Наверное, он писал не чаще, чем раз в год, и в объёме 3-4 листов машинописи, причём, печатать на машинке не научился, писал от руки. Болтать, рассказывать случаи из своей жизни он любил, а писать - нет. Только по необходимости, так как научному сотруднику музея надо что-то писать иногда (это не касается музейного центра "Наследие Чукотки", там единственным пишущим был Игорь Рига).
Впрочем, есть у отца несколько коротких журнальных и газетных статей о художникак. На память приходят об уэленской граверше Янку, анадырце Истомине, небольшое воспоминание о Савицком из Нукуса. Надо бы их найти, набрать, выложить.
Вот, про пеликена, вроде, неплохо вышло.

Юрий Широков "Чукотский сувенир"

"Искусство", приложение к газете “Первое сентября", #35 (155) сентябрь 1999, стр.12

"ПЕЛИКЕН -любимый чукотский сувенир"

Мы находимся в Государственном музее Востока. Экспозиция Чукотки. Из витрины на зрителя смотрит веселая фигурка из моржовой кости: толстый голый живот, выставленные вперёд ступни, прижатые к бокам ручки и широчайшая, до ушей, добрая улыбка. Этот стилизованный человечек - чукотский сувенир Пеликен.
Возможно, перед нами чукотский божок? - догадывается любознательный посетитель.
Нет. Пеликен - дитя уэленских косторезов, дитя художественного промысла. Он не имеет прямого отношения к ритуальной скульптуре эскимосов и чукчей, - поясняет экскурсовод.

Первое упоминание о пеликене, тогда ещё билликене, появилось в популярном в начале XX века "Синем журнале" (#18, 1911). В заметке "Талисманы американцев" рассказывалось о божке американских шоферов, что встречается на каждом шагу: в булавке для галстука, медальонах, на брошках, браслетах, во многих рабочих кабинетах. Фотография в статье напоминала наш сувенир, хотя имелись и различия.

Полную историю пеликена восстановила Американская исследовательница Дороти Р.ей, рассказав её в книге “Художники тундры и моря“ в 1964 году.

Как повествует история, автором пеликена была учительница рисования из Канзас-Сити Флоренс Претс. В 1908 году она даже оформила патент на сделанную ею копилку-идольчика на троне. Ему художница дала имя и фамилию: Билли Кен. Спустя год аляскинский косторез эскимос Ангоквасхук по прозвищу Счастливый Джек по-своему скопировал фигурку, используя как материал моржовый клык. Мастер даже разбогател на изготовлении пеликенов.

Из Америки сувенир попал на Чукотку. Берингов пролив не был препятствием для общения жителей двух континентов. На мысе Дежнева в начале XX века находились американские фактории, где работали аляскинские эскимосы. В это же время в чукотском поселке Кенишхун (он же Дежнев) зарождался художественный промысел резной кости. Чукчи и азиатские эскимосы стали вырезать из моржового клыка полюбившуюся всем веселую фигурку.

В чукотском и эскимосском языках нет звонкого звука “б", и билликен стал пеликеном. Название привилось и вместе с сувениром звучит почти сто лет.

По нашему мнению, учительница Ф.Претс за основу своего идольчика взяла буддийское божество богатства и довольства. Хотэй - так оно называется у японцев. Путай - его китайское имя. От буддийской скульптуры сувенирный пеликен унаследовал дородность, большой живот, чарующую улыбку да толстые ушные мочки, которые трансформировались в большие уши. Старанием мастеров-эскимосов в фигурке ничего буддийского не осталось. Но самое поразительное, что эскимосские и чукотские косторезы внесли свое видение, свое понимание в скульптуру. Подобно тому как первый мастер Ангоквасхук отбросил некоторые детали, упростил фигуру, почти каждый умелец, копируя, наделял пеликена чертами от себя.

“Удивительное дело: если посмотреть в целом на всю историю билликена-пеликена, нельзя не подивиться странной метаморфозе. Забавная фигурка в умелых руках эскимосов существенно преобразилась. По какой бы причине не произошла утрата отдельных деталей, художественная выразительность образа только усилилась. Он стал более лаконичным и обобщённым, в некотором роде монументальным. И - не удивительно ли! - весьма похожим на некоторые статуэтки из раскопок",- писал в специальной работе известный археолог Н.Н.Диков.

Возможно, не так уж и не прав был любознательный посетитель музея в начале нашей статьи.

Эскимосы как бы исподволь вспоминали свою забытую культовую скульптуру и подчас наделяли пеликенов свойствами древних охранителей, оберегов.

Чукотские косторезы добиваются исключительной пластичности фигурки пеликена. Вот наиболее распространенный, типичный образ. В задорном облике не сразу определишь человека. Вспоминаю разговор с известным магаданским этнографом и писателем В.Леонтьевым, который провел детство и юность в Уэлене, знал всех береговых чукчей, дружил со всеми косторезами. Вот он осмотрел пеликена. Взгляд его потеплел.
Хорошая работа. - Добавил убеждённо: - Атыка пеликен.
Почему Атыка? Ведь он был уэленских танцором.
Танцоры и косторезы - сплошь и рядом одни и те же люди. Чукотские художники.

Действительно, и самый замечательный эскимосский танцор Нутетеин был в 50-60-е годы косторезом, создателем по-своему строгих, изысканных пеликенов.

Иными - тёплыми кажутся фигурки, что хранятся в Сергиево-Посадском государственном историко-художественном музее-заповеднике и широко известны в искусствоведческой литературе.

А вот ещё одно воспоминание. В 1968 году я приехал в командировку в Уэлен, современный центр чукотского костореного искусства. На морском берегу, воле поселка встретил старого мастера Гемауге, известного своими произведениями далеко за пределами Чукотки.
Гемауге, сделайте, пожалуйста мне пеликена!
Не могу. Сейчас клыка подходящего нет.
Как? У вас, известного костореза нет материала для работы?
Не всякий клык подходит.

Прошла неделя. Вторая. Вновь встречаю на уэленской улице старого Гемауге. Снова веду тот же разговор.
Клык нашел. Пеликен будет.

Через некоторое время мне вручается пеликен. Как он не похож на пеликенов Атыка или Нутетеина! Большеголовый, человечный, сродни добрым чукотском старикам. Современные мастера (Теютин, Тыгрелькут) создали свою традицию сувенира. Пожалуй, здесь образ немного лишён внутренней теплоты. Но, возможно, кому-то по душе красавчики с широким плоским носом и толстыми губами. А мастер Туккай изобрел "шагающего" пеликена. Сотнями они зашагали с Чукотки по городам и весям России, иногда сувенирный пеликен бьёт в бубен.

В 1973 (на самом деле в 1971 Д.Ш.) году в Уэлен на на гастроли приехал Мстислав Ростропович. В поселковом клубе, где обычно грохочет бубны-ярары, а зрители смотрят танцы “Ворона“ или “Полет чайки против ветра“, звучала музыка Рахманинова и Чайковского в исполнении великого артиста. На концерт пришли все косторезы уэленской мастерской во главе с директором Туккаем.

Стихли волшебные звуки виолончели, смолкли овации великому артисту, а потрясенный мастер-косторез отправился домой и за ночь вырезал в подарок прославленному музыканту уникального, единственного "Пеликена, играющего на виолончели".

Спустя год Туккай получил письмо от Ростроповича, в котором артист писал, что за годы поездок по всему миру у него скопилось немало сувениров, но пеликен с виолончелью его любимец, он особо памятен и воплощает воспоминания о Севере.

А сколько северных сувениров согревают душу людям!

О пеликенах складывают на Чукотке сказки. Существует поверье: кто погладит человечку животик, тот обретёт счастье, сбудутся все его мечты.

Мы снова в Государственном музее Востока. Экспозиция Чукотки. Экскурсовод, глядя на улыбающуюся фигурк, читает стихи:

На Чукотке есть поселок
Уэлен
Там живёт смешной
и славный пеликен.

Из моржовой кости
его шкурка,
Пеликен - веселая фигурка.
Улыбается он людям
сотню лет

И с Чукотки шлёт
ребятам он привет.

Мы в его улыбки
власти.

Пеликены людям
дарят счастье!

Пусть порой оно
бывает зыбко.

Каждому из нас
нужна улыбка.

И сегодня вы
в музейных стенах
Улыбнитесь
вместе с пеликеном!






Подойди, погладь
ему живот -
Может счастье
и к тебе придет!

Юрий Широков

Завтра добавлю отдельную запись с моими пояснениями (тут уж будет перегрузка).