September 14th, 2021

заяц

20 июля, Билибино

20 июля, вторник.
Еще в понедельник я пошел в магазин и купил два подкладных сидения типа “пенки", взамен утерянных. Стоили, кажется, по 360 руб.
S. взял себе одно и подписал. У него склонность все свое метить. На кружке, матерчатых перчатках, теперь вот на пенке схематчный вензель из двух срощенных "А".
Сегодня S. послал нас с G. покупать тент на палатку (потом ни тент, ни палатка не пригодились).
Тщательно готовились к выезду на трэколе в северном направлении. Берется минимум вещей. Один большой рюкзак, в нем куртки, второй комплект полевой формы, кеды, спальные мешки, палатка, коврики. Два ящика с едой. Консервы, чай, кофе, хлеб, сахар, сухое молоко, шоколад (из армейских наборов), печение.
Фото Билибина этого дня.
https://photos.app.goo.gl/Ffx3LcWBqDNtDNfq9
promo cbep4yk july 20, 2016 19:53 7
Buy for 20 tokens
Сделал новую "партию" вот вид с другой стороны: неожиданно оказалось, что в этот раз я их заметно увеличил. предыдущие были мелкие 2-3 см, а эти: большие 7,5 см, средние 6 см, малые 5,5 см. моржовый клык (коричневые - ископаемый моржовый клык), резьба, гравировка. Продаются…
заяц

21 июля, выезд на трэколе

21 июля, среда.
Геннадий Георгиевич уехал в отпуск, так что нас теперь курирует другой распорядитель принимающей компании - Александр. Он отвез нас на базу, где мы погрузились в трэкол – большой шестиколесный всепроходимый автомобиль раскрашенный камуфляжно.
Выехали по знакомой дороге Билибино - Кепервеем, но потом повернули на летник (у него указан период действия, не помню точно, кажется с июня по октябрь) Кепервеем - Певек 650 км. Сначала был ближайший перевал. Справа я увидел городское кладбище. Но оно быстро скрылось за лиственницами. Взобравшись на сопку, начали уходить вниз. Слева сквозь деревья были видны какие-то дома. Водитель Санек (человек, судя по всему, лет на восемь моложе меня) пояснил, что это пионерский лагерь.
Располагались мы следующим образом: S. справа от водителя со своими ксерокопированными листами карты, навигатором и спутниковым телефоном. Мы с G. сзади, он на правой скамейке, я на левой. Так как G.постоянно вылезал вслед за S.с рейкой, а я просто сидел внутри, то иногда я позволял себе снимать резиновые сапоги.
Санек обсуждал с S.проект этой дороги и предрекал, что ничего не получится. Например, запланированный подъем на сопку, где кладбище, получается у груженых машин только летом, а тут собрались возить грунт круглогодично. Хотя, если грунт перегружать на судно, то и грунт будут возить только в навигацию.
Обсуждались всякие случаи, как в прошлом году две недели искали мужика, решившего, что дойдет пешком до места где артель работает , пока вездеход чинят. А сам пошел не в ту сторону. Заметили его с вертолета, когда искать перестали.
Как возил Санек молодых парней, специалистов, и один, башкир, время от времени просил останавливаться, доставал коврик, книгу и молился. Но позже, когда вся бригада их запила, оставил Саньку и коврик и книгу. Видно настоящее просветление нашло.
Какие случаи при переправах были (это в ответ на рассказ, как Женя думал Большой Анюй форсировать). Как утопили МТЛБ при переправе через Малый Анюй и все на телефоны снимали, потому как выходной и на рыбалку приехали. Вездеходчик потом всплыл со дна и ходил обалдевший, заново родившийся. Как народ не захотел на лодке Санька переезжать, потому как ждал (тут называлась какая-то универсальная, видно, плавающая машина). И как эта машина еле сама спаслась. И как утонул опытный вездеходчик Васька, которого все отговаривали весной ехать, а он упрямо поехал. А плавать, оказывается не умел. Вездеход так и не нашли, а два геолога долго сидели на ветках деревьев острова, который в паводок ушел под воду.
Как два других чудом всплыли ниже по течению, в одних трусах, их вертолет спас, а потом счет выставлял, потому, как ни МЧС, ни другие службы не хотели откликаться.
Свернули с дороги, пили чай, кажется делали зачистки берега. Потом проехали обратно и окончательно свернули с дороги.
Выходили, поднимались наверх, делали шурфики, фотографировали.
Наконец загрузились в машину и я приятно был удивлен, что лесотундра мало-помалу стала превращаться в тундру. Лиственницы стали стоять реже, потом и вовсе стали попадаться по одной. И мы очутились в тундре.
S. увидел оленьи рога на одной из остановок. Вскоре они были привязаны на крыше. Потом попались еще, в том числе и мне одна, правая часть рогов. Сами олени тоже встречались, причем не слишком пугливые.
Мы продвигались на север, останавливаясь у речушек и стоянок геологов. Видимо считается, что геологи, как древние люди выбирают удобные места. Но следов тех старых людей не находились.
Вокруг разворачивались гряды сопок и виднелись далекие горы.
Решено было останавливаться на ночлег. А утром двигаться обратно. В девять вечера произошла контрольная связь по спутникову телефону и выяснилось, что запасное топливо ждет Санька на Певекской дороге. Видно главный Александр не приглядывался к карте, где был отмечен предполагаемый маршрут.
На ночлег расположились так: Санек меж двух передних кресел поставил наши ящики и получилось вполне удобная по размерам постель. S. улегся на правой скамейке, я на левой, а G.га полу, надув себе один из ковриков. Другой был отдан Саньку, а потом и вовсе подарен.
Фото, кажется в обратном порядке, от вечера к утру.
https://photos.app.goo.gl/2ABVkmc8urpbN6Fy7





заяц

22 июля, в тундре

22 июля, четверг
Трэкол второй день
Двинулись в обратном направлении.
Останавливались на бывших геологических точках. Брошенные самодельные печки из бочек, даже алюминивые кастрюли, вполне годные, ведро с дырками, для промывания чего–то.Теперь и не понять, в каких годах тут работали. Нашлась банка из–под “завтрака туриста“.
Остановились на ночлег у реки и Санек наловил хариусов. Ходил по ямам, он знает, что хариусы обитают в ямах и из ям на ужин восемь штук хариусов выловлено. Чистить послали меня. Я, правда, обмишурился, не понял, что надо чешую снимать. Привык, что на Чукотке гольцы, без чешуи. Для Санька наличие чешуи на потрошеных рыбах оказалось неожиданностью. Он уж пожарил первые куски. Но когда я сравнил потом вкус с чешуей и без нее (у шести оставшихся, чешую удалил), особой разницы не почувствовал.


Все фото этого дня тут:
https://photos.app.goo.gl/yk1H6oqUvGTdzzPcA


заяц

23 июля, третий день в тундре

23 июля, пятница. Трэкол третий день.
Санек с S. видимо решили, что можно обратно проехать не той дорогой, что ехали сюда, а отклониться в сторону Певекского летника, где ждет топливо. И как-то начали маневры в пойме небольшой реки. Но всякие террасы и протоки стали устраивать Саньку экзамены. Он разворачивался и в конце концов решили просто ехать обратно тем маршрутом, что приехали.
Санек много рассказывал о здешней жизни. Например, у него, кроме дачи, которая недалеко от профилактория, есть какой-то участок (охотничьи угодья? пресловутый "гектар"?). Давали, в общем. Особо не выбирали где, дали и дали.
Обсуждались всякие охотничьи ружья. Санек когда-то с кем-то " поменялся" оружием. И хранил это ружье в дупле дерева на своем участке. А однажды приехал -дерева нет, река чуть изменила русло.
Еще Санек вспомнил какое-то лето, когда случилась несусветная миграция песцов и медведей. Они все шли куда-то. Это было в конце 80-х, "до армии". Животным даже сбрасывали еду с вертолетов, видно, чтоб они не захотели добывать еду в поселках.

Все фото дня:

https://photos.app.goo.gl/L3g81ETyfUaLruoJ9

Внутри трэкола


Вернулись к деревьеям, в лесотундру


Шикша
заяц

24 июля, четвертый день выезда

24 июля, суббота.
В этот день добрались до леса, снова стали появляться лиственницы. И постепенно дорога стала вполне лесной.
Остановки и шурфование продолжалось.
Пожалуй, можно подробнее рассказать, как это происходит.
Мы вылезаем из машины, у каждого лопата (именная, то есть каждый своей лопатой работает, чужие только носит, при случае). S. постукивает по поверхности лопатой, осматривает пейзаж, прикидывает, где солнце, как он будет фотографировать, с какой стороны. Потом определяет три точки: "Первый, второй, третий". Теперь на точках должен встать G. (иногда и я) с рейкой. Фотографируется место. Важно, чтоб в кадр не попало ничего постороннего, другого человека, рюкзака, лопаты, трэкола на заднем плане, ржавой бочки и следов цивилизации. Следующий этап - разметка. Надо еще не забыть место, что тебе (из трех) дал S. (ис кадра все убирали и G. перешел на свое место). Ты берешь колышки - четыре углока из алюминия, см по 25–30, с красной или желтой полоской скотча наверху. Надо воткнуть их ровно отметив квадратный метр, сориентировав по месту из которого S. будет снимать, чтоб стороны были параллельны и перпендикулярны направлению съемки. Не раз S. забраковал мою разметку, считая, что он указывал другое направление. Так же иногда подвергалось сомнению длина стороны квадрата. Она обычно измерялась черенком лопаты, который заранее специально погонялся под метр (рейка одна и дергать для измерений ее положено одному из трех копателей). Теперь фотографируют размеченный квадратик с лежащей рейкой, сложенной до метра у задней стенки будущего шурфа. Тоже надо, чтоб ни ты, ни лопата, ни рюкзак в кадр не попали (почему это важно, мне непонятно).
Теперь начинается снятие дерна в этом квадрате. S. находит места, где дерн минимальный, сантиметров 10–20, ниже идут камни. По периметру ты начинаешь врубаться лопатой, пытаясь загнать ее на штык. Потом обычно делаешь две полосы вдоль и одну поперек, получается, квадратный "ковер“ дерна рассечен на шесть прямоугольных частей. Теперь надо аккуратно подцепить эти куски и отнести их в сторону так, чтоб они не попадали в кадр. У опытных S. и G. обычно это выходит быстро. У меня зачастую дерн снимается только наполовину, потом приходится лопатой, руками, совком отшвыривать остающийся слой земли до каменного слоя. Иногда бывает, что и каменный слой частично выкидывается, это просчет, пустая трата времени и сил. В общем, надо чтоб квадрат свидетельствовал отсутствие культурного слоя. Надо, чтоб было как можно меньше грунта, а налетающих листочков и иголок с кустиков и другой растительности быть вообще не должно., . Стенки должны быть строго вертикальны.
Применяется щетка, следов сапогов, пальцев быть, конечно не должно.
Наконец твой квадрат кажется достаточно чистым. Зачастую S. уж давно управился со своим и его сфотографировал. G. не всегда успевал, возможно S. из каких- то побуждений выдавал ему более проблематичное место, чем мне.
Теперь, наконец главный момент. Кладется рейка у задней стенки, отсчитывющая метр, указатель-cтерлка Север, еще линейка показывающая глубину. Она должна быть строго вертикальна, под указания S., ты ее чуть поправляешь вправо или влево (к себе или от себя).
Наконец главная цель достигнута: фото шурфики есть. Теперь надо вернуть куски дерна на прежнее место, чтоб следов снятия видно не было. Зачастую эти ленты дерна порвались, потерялись и ты засыпаешь кусками грунта, а сверху присыпаешь веточками надранных недалеко кустиков. Теперь следует фото с той же рейкой, свидетельствующее о восстановлении покрытия. Еще не все, теперь надо вытащить колышки и очистить их от земли, перед тем, как сунуть их в рюкзак G. Если тут же следуют новые шурфы, это не так обязательно, можно в рюкзак обратно колышки не засовывать. Ну, а если с этой точки перемещаемся, то надо непременно очищать или даже мыть в ручейке, как и лопаты, причем S. может проследить, чтоб грунт не забился в какие-то расщелины соединения металлической части и черенка лопаты.
Все, можно вздохнуть, S.и G. курят (иногда окурки собирают и закапывают или даже уносят и потом выкидывают в место для мусора), констатируют: “Теперь столько-то, (например, шестьдесят восемь) шурфов есть".
Возможно случай с медведем произошел именно сегодня, а не вчера. Недаром S. вооружен. И на фото как раз готовый для съемки шурф, о компании которых я так подробно сейчас рассказал.
заяц

25 июля, возращение в Билибино

25 июля, воскресенье.
Кроме оленей в этом выезде я никого не видел. Хотя S. и Санек были уверены, что есть медведи, и то, что боковым зрением воспринимается как ржавая бочка в кустах, вполне может быть медведем. Поэтому ружье S. на всякий случай вытаскивает почти всякий раз.
Мы с S. возились со своими шурфиками, а G. копал с другой стороны ручья. Вдруг S. крикнул: “Сохатый! “, а потом вдруг “Все уходим в машину, медведь! " я посеменил к машине, а S.недовольно поучал G.за нерасторопность, так как тот взял рюкзак и шагом двинулся к машине. Надо было бежать, а рюкзак не брать. G.оправдывался тем, что в рюкзаке его паспорт. S. говорил, медведь паспорт смотреть не будет. Я ничего не видел. По словам S., из леса выскочил лось и сразу за ним – медведь.
Через какое-то время доделали шурфы и двинулись дальше.
Наконец стало ясно, что сегодня вернемся. Уже перед спуском в долину Кепервеем сделали остановку на вершине. Там Поколнный крест, у основания которого люди оставляют монеты, геодезический знак S. с уважением относится к геодезистам и даже собирается прочесть книгу одного о работе на Дальнем Востоке, вроде, современного писателя. Кажется это он о Федосееве, впрочем, с точки зрения археолога Федосеев вполне современен.
С Саньком обсудили следующий выезд. Решено пробираться подальше, трэкол будет другой (их тут два).
Случай с медведем на самом деле был в субботу, вчера. А в воскресенье немного походили на взгорке близ пионерского лагеря и отправились в Билибино, сделав остановку на вершине. См. фото, правда они в обратном порядке.

Фото дня:
https://photos.app.goo.gl/GubWmaUA5MwTivin9



Панорама



Билибино, атомная станция, водохранилище



G. идет к машине