Category: искусство

Category was added automatically. Read all entries about "искусство".

Чел

Содержание

При помощи этих меток можно читать записи, сгруппированные по темам.
БАЭ - Берингийская археологическая экспедиция Института культурного и природного наследия, я в ней участвовал в 2011.
Фото -дневник БАЭ 2011
Видео БАЭ 2011,
а этот текстовой дневник только для друзей:
БАЭ 2011
ЧАЭ - это Чукотская археологическая экспедиция Музея искусств народов Востока, ежегодно работавшая с 1987 по 2001 на Эквене, а с 2002 в Чегитуне.
ЧАЭ 2013
Фото - дневник ЧАЭ 2013
Видео ЧАЭ 2010
Фото ЧАЭ 2010
ЧАЭ 2010
ЧАЭ 2009
ЧАЭ 2009 фото
ЧАЭ 2007
ЧАЭ 2006
ЧАЭ 2006 фото
ЧАЭ 2005
ЧАЭ 2005 фото
ЧАЭ 2004 фото

ЧАЭ 2002
ЧАЭ 2002 фото
ЧАЭ 2001
ЧАЭ 2001 фото
Рецензии
Чукотско-эскимосская резная кость
Мои клыки и зубы

И ещё:
небольшая карта восточной части Чукотки с нанесёнными местами, часто упоминаемыми в журнале, где мы жили-были и работали.

Посмотреть на Яндекс.Фотках
promo cbep4yk july 20, 2016 19:53 7
Buy for 20 tokens
Сделал новую "партию" вот вид с другой стороны: неожиданно оказалось, что в этот раз я их заметно увеличил. предыдущие были мелкие 2-3 см, а эти: большие 7,5 см, средние 6 см, малые 5,5 см. моржовый клык (коричневые - ископаемый моржовый клык), резьба, гравировка. Продаются…
заяц

Автограф Горбункова

Еще один любопытный объект. Дарственная надпись моему отцу от Горбункова на книге С.В.Иванова о Скульптуре народов Северной Сибири.
Книга вышла в 1970 году. Горбунков упрекает автора, , что тот ни слова не написал о скульптуре "чукоч, коряков, кереков". Мне каже ся, необоснованно, так как Чукотка и Камчатка не Север Сибири, а Север Дальнего Востока. А чукчи упомянуты и даже есть фото Вуквола за работой - он лепит оленя на занятиях института Народов Севера.

Но получается, это чуть ли не единственная фотография Горбункова, во всяком случае, девушка Оля, пишущая диплом о Чукотской кости и Горбункове, не нашла нигде его портрета.
Хорошо, что Александр Леонидович делал такие основательно дарственные надписи, да ещё снабжал фотографией..
заяц

Валентин Стриженко

Художник Валентин Стриженко 1940-2001
Категории:
Искусство

Россия

Образование

Художник Валентин Стриженко (1940-2001)
После окончания училища в первой половине 60-х приехал (по распределению?) в Анадырь. Преподавал в школе. Путешествовал по Чукотке, бывал в Лаврентия, Лорино, Аккани.
Сделал серию "чукотских" линогравюр. Некоторые послужили иллюстирациями к книге Магаднского издательства (как найду книгу, помещу). Вёл кружок гравюры, где занимались школьники и молодёжь Анадыря. Потом был призван в армию. Служил пограничником на Дальнем Востоке. После службы продолжил учёбу и на Чукотку уже не вернулся.
(в 2009 размещал эту запись с фотографиями гравюр, но фото слетели, буду повторять.)

"Анадырь"
Линогравюра, 9х26 см
1964



Я думал, у отца это с давних времен. А оказалось, Валентин подарил ему в 1998, судя по надписи на обороте.

Вид с Казачки, с моста, внизу даже перила. Дом культуры, которого давно уже нет, как и остальных домиков, внизу слева была больница, где я родился.
заяц

Ю. А. Широков "Северная тема" (художник В. Истомин)

Вот ещё одно отцовской произведение. Статья в "Творчестве" #7, 1983 год, об анадырском художнике Владимире Истомине.

Истомина я видел только когда он в 1973 приехал как директор (и единственный преподаватель) анадырской художественной школы. Но эту школу он очень быстро оставил (не за этим ехал в Анадырь). В общем, об Истомине больше знает Владимир Стешенко, так что я писать об Истомине не буду (все в интернете можно найти).

Владимир Истомине умер в прошлом году, через несколько дней, после того, как ему исполнилось 80 лет. Последние двадцать лет жил в Нижнем Тагиле.

А вот статья отца получилась классической для таких журналов. Человек, который выбирал картинки для иллюстрации, статью поленился читать (это понятно), так что три гравюры о которых больше всего рассуждает отец, в публикацию не попали. Но сейчас это можно исправить. Ещё мне кажется, что отец слил фамилию и имя на экслибрисе и Габор Денес стал Габорденесом.

Отец, конечно сразу ухватился за гравюру с косторезом и пеликенами.

Ю.Широков

"Когда слышишь привычную фразу: “Художник побывал на Севере, проникся его духом“, или что-то подобное, поневоле настораживается. Вспоминая броское название книги магаданского издательства "Возьмите автограф у Арктики". Порой за многие тысячи километров едет человек, чтоб бросить беглый взгляд, нарисовать или написать первое, что попалось под руку, - "получить автограф".

Иной подход к северной теме у графика Владимира Истомина. Он родился в 1939 году на Урале, но живёт в центре Чукотского автономного округа - городе Анадыре. К теме Севера художник подошёл давно, не потерял живого ощущения красоты и необычности края.

Пожалуй, впервые наиболее ёмко его Север зазвучал в линогравюре "Чукотская песня" (1974). Образ старика чукчи с гравированным клыком в руках, ассоциируется с портретом основателя Уэленской косторезной мастерской - Вуквутагина. Некоторые внешние черты старейшего чукотского резчика в "Песне" действительно сохранены, но не в этом главное, - создан собирательный образ костореза, полярного охотника, человека, умудренного жизнью.

В гравюре затронута тема необыкновенной способности и любви северян - особенно чукчей и эскимосов - к художественному творчеству, черта, поражающая исследователей этого края. На память приходит высказывание С.Крашенинникова о чукотской резьбе по кости, “которую они каменными ножами и топорами делают". Вспоминаются и слова этнографа В.Богораза-Тана о том, как чукотские охотники, не державшие в руках карандаша, проводили "тонкие и уверенные штрихи и быстро набрасывали ряд рисунков, неожиданно точных и своеобразно изящных".

Даже в жесте, как бы вручающем зрителю гравированный клык в листе Истомина, подчёркнута бережность, любовь народных мастеров к материалу. Мне приходилось не раз видеть, как старые косторезы оглаживали и подолгу зорко осматривали костяные фигурки, сделанные недавно или найденные археологами.

Но есть в этой ранней гравюре и некоторая перегруженность деталями, вялость формы. Север проще, монументальней.

В верхних углах листа художник изобразил улыбающегося пеликена - сувенирного пузатенького человечка, которого чукотские косторезы делают больше полувека. Он здесь вроде бы и на месте, но не уловил Истомин наивного простодушия образа, что свойственно его многочисленным изображениям у народных мастеров. Истомин часто в своих рисунках обращается к образу забавного человечка, появление которого в творчестве чукчей и эскимосов восходит к началу нашего века. Впервые он появился на Аляске и оттуда перекочевал на Чукотку. Поколения эскимосских и чукотских косторезов, отдавая дань традиции, создавали смешных человечков.

Понравился он и художникам. Увлеченный образом пеликена ленинградский художник А.Яковлев назвал свою серию очерков о Чукотке словом - "какомей!", означающем возглас удивления и восхищения одновременно. Это выражение, популярное у местного населения, знают и употребляют его живущие на Чукотке русские.

"Какомей!" - озоглавил Истомин одну из своих литографий. Эта работа привлекает своей непосредственностью. Сценка как бы выхвачена из жизни. Слова ликования, вырвавшиеся у чукотский девушки при виде восходящего солнца, - отнюдь не литературный, не выдуманный мотив. Этот лист значительно цельнее по композиции, чем "Песня". В литографии автору удалось передать эффект ослепительной солнечной радости, напоенного весной воздуха, бесконечного северного простора.

Среди последних по времени создания литографий Истомина интересен лист "Семья". И здесь художник идёт прямо от впечатления натуры. В жанровой по своему характеру сцене - мужчина молодая женщина с детской коляской, приметы Севера и в образах людей и в их одежде - не снижают изображённое до поверхностной экзотики - художник передал характерное и в облике людей и во всей атмосфере, их окружающей.

Истомин много ездит по Чукотке. В его графических листах есть выразительные портреты оленеводов,морских охотников, чукотской интеллигенции. "О, как прекрасна тундра моя" - эта строчка из стихов чукотской поэтессы Антонины Камытваль стала образным эпиграфом к ее портрету на фоне безгранично широких чукотских просторов, залитых весенним солнцем. Близость людей Чукотки к природе, их связь с окружающим миром сознательно и органично раскрывается художником в ряде гравюр и рисунков.

Много работает Истомин и над созданием экслибрисов. Однако здесь Север нередко представляется художником уж слишком однозначно - привычным. Многочисленные олени, то бегущие, то пасущиеся, то стоящие парами… Не всегда решение экслибриса отвечает требованиям жанра. Порой это только маленький станковый рисунок. Но и в этой специфической области графики у художника есть интересные находки. Например - экслибрис, сделанный для друга из Германской Демократической Республики Габардениса. Здесь все цельно. Шрифт и рисунок образуют единую композицию. На другой миниатюре мы видим знакомого веселого пеликена одетым и с книгой. Как слуховой рожок,прижал он к уху гравированный клык с надписью “экслибрис".

Графические работы Владимира Истомина пополнили собрание государственного музея искусства народов Востока. Есть они и в других музеях, но особое их место - среди графических листов художников Якутии и Чукотки, рядом с косторезнями произведениями эскимосских и чукотских народных умельцев - с работами тех, кто по- своему и со знанием дела рассказал о Севере.

В центре Чукотского автономного округа - Анадыре, городе ещё сравнительно молодом, появилась недавно мастерская художника. Это первая мастерская чукотского профессионального художника - Владимира Истомина, человека, для которого Арктика стала близкой и родной.“















заяц

(no subject)

В одиночестве перебрал бумаги и книги вывезенные на дачу. Нашёл газету 1999 года со статейкой отца о пеликене.
Всегда критически относился к отцовским писаниям. (Эдипов комплекс?)
Наверное, он писал не чаще, чем раз в год, и в объёме 3-4 листов машинописи, причём, печатать на машинке не научился, писал от руки. Болтать, рассказывать случаи из своей жизни он любил, а писать - нет. Только по необходимости, так как научному сотруднику музея надо что-то писать иногда (это не касается музейного центра "Наследие Чукотки", там единственным пишущим был Игорь Рига).
Впрочем, есть у отца несколько коротких журнальных и газетных статей о художникак. На память приходят об уэленской граверше Янку, анадырце Истомине, небольшое воспоминание о Савицком из Нукуса. Надо бы их найти, набрать, выложить.
Вот, про пеликена, вроде, неплохо вышло.

Юрий Широков "Чукотский сувенир"

"Искусство", приложение к газете “Первое сентября", #35 (155) сентябрь 1999, стр.12

"ПЕЛИКЕН -любимый чукотский сувенир"

Мы находимся в Государственном музее Востока. Экспозиция Чукотки. Из витрины на зрителя смотрит веселая фигурка из моржовой кости: толстый голый живот, выставленные вперёд ступни, прижатые к бокам ручки и широчайшая, до ушей, добрая улыбка. Этот стилизованный человечек - чукотский сувенир Пеликен.
Возможно, перед нами чукотский божок? - догадывается любознательный посетитель.
Нет. Пеликен - дитя уэленских косторезов, дитя художественного промысла. Он не имеет прямого отношения к ритуальной скульптуре эскимосов и чукчей, - поясняет экскурсовод.

Первое упоминание о пеликене, тогда ещё билликене, появилось в популярном в начале XX века "Синем журнале" (#18, 1911). В заметке "Талисманы американцев" рассказывалось о божке американских шоферов, что встречается на каждом шагу: в булавке для галстука, медальонах, на брошках, браслетах, во многих рабочих кабинетах. Фотография в статье напоминала наш сувенир, хотя имелись и различия.

Полную историю пеликена восстановила Американская исследовательница Дороти Р.ей, рассказав её в книге “Художники тундры и моря“ в 1964 году.

Как повествует история, автором пеликена была учительница рисования из Канзас-Сити Флоренс Претс. В 1908 году она даже оформила патент на сделанную ею копилку-идольчика на троне. Ему художница дала имя и фамилию: Билли Кен. Спустя год аляскинский косторез эскимос Ангоквасхук по прозвищу Счастливый Джек по-своему скопировал фигурку, используя как материал моржовый клык. Мастер даже разбогател на изготовлении пеликенов.

Из Америки сувенир попал на Чукотку. Берингов пролив не был препятствием для общения жителей двух континентов. На мысе Дежнева в начале XX века находились американские фактории, где работали аляскинские эскимосы. В это же время в чукотском поселке Кенишхун (он же Дежнев) зарождался художественный промысел резной кости. Чукчи и азиатские эскимосы стали вырезать из моржового клыка полюбившуюся всем веселую фигурку.

В чукотском и эскимосском языках нет звонкого звука “б", и билликен стал пеликеном. Название привилось и вместе с сувениром звучит почти сто лет.

По нашему мнению, учительница Ф.Претс за основу своего идольчика взяла буддийское божество богатства и довольства. Хотэй - так оно называется у японцев. Путай - его китайское имя. От буддийской скульптуры сувенирный пеликен унаследовал дородность, большой живот, чарующую улыбку да толстые ушные мочки, которые трансформировались в большие уши. Старанием мастеров-эскимосов в фигурке ничего буддийского не осталось. Но самое поразительное, что эскимосские и чукотские косторезы внесли свое видение, свое понимание в скульптуру. Подобно тому как первый мастер Ангоквасхук отбросил некоторые детали, упростил фигуру, почти каждый умелец, копируя, наделял пеликена чертами от себя.

“Удивительное дело: если посмотреть в целом на всю историю билликена-пеликена, нельзя не подивиться странной метаморфозе. Забавная фигурка в умелых руках эскимосов существенно преобразилась. По какой бы причине не произошла утрата отдельных деталей, художественная выразительность образа только усилилась. Он стал более лаконичным и обобщённым, в некотором роде монументальным. И - не удивительно ли! - весьма похожим на некоторые статуэтки из раскопок",- писал в специальной работе известный археолог Н.Н.Диков.

Возможно, не так уж и не прав был любознательный посетитель музея в начале нашей статьи.

Эскимосы как бы исподволь вспоминали свою забытую культовую скульптуру и подчас наделяли пеликенов свойствами древних охранителей, оберегов.

Чукотские косторезы добиваются исключительной пластичности фигурки пеликена. Вот наиболее распространенный, типичный образ. В задорном облике не сразу определишь человека. Вспоминаю разговор с известным магаданским этнографом и писателем В.Леонтьевым, который провел детство и юность в Уэлене, знал всех береговых чукчей, дружил со всеми косторезами. Вот он осмотрел пеликена. Взгляд его потеплел.
Хорошая работа. - Добавил убеждённо: - Атыка пеликен.
Почему Атыка? Ведь он был уэленских танцором.
Танцоры и косторезы - сплошь и рядом одни и те же люди. Чукотские художники.

Действительно, и самый замечательный эскимосский танцор Нутетеин был в 50-60-е годы косторезом, создателем по-своему строгих, изысканных пеликенов.

Иными - тёплыми кажутся фигурки, что хранятся в Сергиево-Посадском государственном историко-художественном музее-заповеднике и широко известны в искусствоведческой литературе.

А вот ещё одно воспоминание. В 1968 году я приехал в командировку в Уэлен, современный центр чукотского костореного искусства. На морском берегу, воле поселка встретил старого мастера Гемауге, известного своими произведениями далеко за пределами Чукотки.
Гемауге, сделайте, пожалуйста мне пеликена!
Не могу. Сейчас клыка подходящего нет.
Как? У вас, известного костореза нет материала для работы?
Не всякий клык подходит.

Прошла неделя. Вторая. Вновь встречаю на уэленской улице старого Гемауге. Снова веду тот же разговор.
Клык нашел. Пеликен будет.

Через некоторое время мне вручается пеликен. Как он не похож на пеликенов Атыка или Нутетеина! Большеголовый, человечный, сродни добрым чукотском старикам. Современные мастера (Теютин, Тыгрелькут) создали свою традицию сувенира. Пожалуй, здесь образ немного лишён внутренней теплоты. Но, возможно, кому-то по душе красавчики с широким плоским носом и толстыми губами. А мастер Туккай изобрел "шагающего" пеликена. Сотнями они зашагали с Чукотки по городам и весям России, иногда сувенирный пеликен бьёт в бубен.

В 1973 (на самом деле в 1971 Д.Ш.) году в Уэлен на на гастроли приехал Мстислав Ростропович. В поселковом клубе, где обычно грохочет бубны-ярары, а зрители смотрят танцы “Ворона“ или “Полет чайки против ветра“, звучала музыка Рахманинова и Чайковского в исполнении великого артиста. На концерт пришли все косторезы уэленской мастерской во главе с директором Туккаем.

Стихли волшебные звуки виолончели, смолкли овации великому артисту, а потрясенный мастер-косторез отправился домой и за ночь вырезал в подарок прославленному музыканту уникального, единственного "Пеликена, играющего на виолончели".

Спустя год Туккай получил письмо от Ростроповича, в котором артист писал, что за годы поездок по всему миру у него скопилось немало сувениров, но пеликен с виолончелью его любимец, он особо памятен и воплощает воспоминания о Севере.

А сколько северных сувениров согревают душу людям!

О пеликенах складывают на Чукотке сказки. Существует поверье: кто погладит человечку животик, тот обретёт счастье, сбудутся все его мечты.

Мы снова в Государственном музее Востока. Экспозиция Чукотки. Экскурсовод, глядя на улыбающуюся фигурк, читает стихи:

На Чукотке есть поселок
Уэлен
Там живёт смешной
и славный пеликен.

Из моржовой кости
его шкурка,
Пеликен - веселая фигурка.
Улыбается он людям
сотню лет

И с Чукотки шлёт
ребятам он привет.

Мы в его улыбки
власти.

Пеликены людям
дарят счастье!

Пусть порой оно
бывает зыбко.

Каждому из нас
нужна улыбка.

И сегодня вы
в музейных стенах
Улыбнитесь
вместе с пеликеном!






Подойди, погладь
ему живот -
Может счастье
и к тебе придет!

Юрий Широков

Завтра добавлю отдельную запись с моими пояснениями (тут уж будет перегрузка).
заяц

Книга о резьбе по кости

Недавно купил книгу Александра Дмитриева "Нэцкэ. Резьба по кости. Технологии, и не только"

http://www.designbook.ru/knigi/iskusstvo/istoriya-iskusstva-uchebniki-enciklopedii-i-slovari/necke-rezba-po-kosti-tehnologii-i-ne-tolko.html

Я её случайно увидел в руках одной женщины в метро. Как-то не решился расспрашивать. Нашёл в интернете и купил, не пожалел 500 рублей. Хотя, потом понял, что ничего особенного не узнал из неё. Так как никакой "обратной связи" в книге не найдено (странно, автору можно было бы указать свой адрес, иначе найти его по такой распространённой фамилии и имени сложно). Возможно, ни издательству, ни автору отзывы не нужны.

А я бы в двух пунктах бы дал бы автору разъяснения.

Вообще, конечно, автор скрее дилетант, хотя достаточно самоуверенный дилетант. Это неплохо, я сам дилетант.
Издательство (дизайнер?) тоже своеобразно оформляет книгу - первые три страницы одинковые (!)


Основной массив текста о нэцке. Однако, из искусствоведов упомянут человек из Эрмитажа, есть ещё из Дарвиновского музея, это, наверное, специалисты по костям животных, есть коллекционер, в книге ещё упоминаются мастера и коллекционеры из Японии.



Первые пятьдесят страниц вообще посвящены основам основ: "Научные основы эстетики. Краткое изложение проникновения науки в искусство: Леонардо до Винчи, Дюрер, Раушенбах - теории перспективы.... Некоторые сведения о принципах, заложенных в различные системы передачи действительности в искусстве..."

Потом идёт рассказ о различных видах кости, используемых для резьбы. Далее рассказ о полировке, декорировании и рецептах обработки кости.

Примеры реставрации автором нэцкэ - лошадей с обломанными ногами особого впечатления на меня не произвели, хотя автор гордится своим проникновением в образ мысли древних мастеров. Впрочем, фото нэцкэ и других изделий очень интересные.

О нэцкэ я судить не берусь. Но вот в двух эпизодах (связанных со знакомой мне Чукоткой) автор явно не стал пытаться разбираться глубже, хотя можно было бы расспросить специалистов или повнимательней поискать в интеренете. И получается, если видишь ошибки в вещах, которые знаешь, то и доверие к остальным высказываниям автора как-то теряется.

Конкретно: главка "Женский пеликен" стр. 135



"Пеликен", это не "традиционная фигурка, божок", как пишет автор, а сувенир уже ХХ века. И этот "женский пеликен" не старше 60-х годов ХХ века, (хотя автору кажется "старинным") и особой ценности не представляет.

Действительно, встречаются и древние фигурки, немного напоминающие "пеликенов", но учёные никогода не называют их "пеликенами", употребляя термины "антропоморфная фигурка", или "магический, культовый предмет", "оберег, охранитель", но никак не "пеликен", который как известно произошел от "Билли Кена".

а вот ещё, стр 85-87




Рассказа о встрече с одним пожилым человеком, имени которого он не запомнил и не записал тогда. Далее идёт персказ монолога этого человека. С несуразными датами и необоснованными допущениями.

Встречался атор, конечно, с Игорем Петровичем Лавровым.
Игорь Петрович родился в 1906 году, так что в Красную армию его в Гражданскую войну никто не призывал и Горький в 1918 году на Чукотку не посылал. И спорил Лавров с Малевичем, не лично, а как-то заочно, боюсь, когда Малевич уже умер.

Лавров был комнадирован на Чукотку в 1939 году, и в тех же годах Лавров постарался не попасть в армию, куда загребали всех студентов, Сталин готовился к войне.

О Лаврове я может ещё напишу, есть кассета с записью его монолога, надо искать её и цифровать. Жаль, я с Лавровым беседовал тоже только один раз. Хотя можно было бы этому посвятить больше времени. Я просто тогда не знал, что "повернусь" вскоре к Чукотке основательно.
заяц

Чукотская кость в частной коллекции

Недавно я познакомился с художницей Татьяной Яновской. И оказалось, что у нас несколько точек соприкосновения. Во-первых, она имеет мастерскую там же, где моя. Только у меня №38, а у неё №19! А во-вторых, её дед, будучи пограничником, служил начальником морского контрольно-пропускного пункта Анадырь. Даже участвовал в спасении челюскинцев. Ещё у него с тех времён (а служил он с 1932 по 1934), сохранились чукотские сувениры из моржового клыка.

Таня любезно прислала мне фотографии одной части коллекции (следующую обещала прислать потом).

Во альбом с этими вещами:

Главный экспонат - чернильный прибор с папье-маше. Есть ещё гравированный клычок и три ножа для резки бумаги. Все вещи очень приятные, хотя, для тех лет, наверное, обыденные, во всяком случае, авторы - резчики, не сочли нужным подписать их.

https://yadi.sk/i/aJgnB_bE3WUCJU

https://photos.app.goo.gl/WK3uKTiEsS7Hj1uJ8
заяц

"Ладья", три особых экспоната старой Чукотки

обнаружились на стенде Камчатского выставочного центра КГАУ

Это девушка (чьё имя в следующих кадрах можно прочесть на бедже, однако всю её я как-то глупо постеснялся снять) показывает мне другую сторону клыка гравировки мастера Онно. Клык я увидел в витрине:

Кроме клыка из "чукотского" - хрен и нож. Чтоб посмотреть другую сторону, я попросил вынуть клык из витрины. Что и было сделано.
Вторая сторона была "морская". Есть определённая традиция, когда одна сторона "море", а другая "тундра". Тут скорее, и "тундра", и "берег".


На левых фрагментах (в те годы, рисунок на клыке разделялся вертикальными орнаментальными полосками)- охота на моржей. С краю четыре моржа высунувшие головы из воды и один морж ныряет, а над водой видна спина его. Потом байдра причалившая к льдине. Охотники высадились на лёд, но один не удержался и свалился в воду, товарищ помогает ему выбраться из воды. (Этот эпизод, кажется, часто встречается у Онно на таких "охотах"). Далее: охотники из-за торосов стреляют по моржам на льдине. Один морж ранен (или убит), другой уже нырнул в воду, третий поднял голову и смотрит на несущих ему смерть охотников.


Справа, после разделительной полосы село Яндогай нарисовано, наверное, с фотографической точностью. Вид с моря. Байдара с охотниками и два серых кита у берега.
Кстати, если хотите смотреть крупнее, открвайте фото, нажимайте на три точки внизу справа и дальше "открыть оригинал"

По фото видно, что клык нам показывает Айгуль Ильина, а среди вещей этой витрины есть скульптура двух нерп, которую делают в Уэлене, во всяком случае, такую делал Олег Коляч, может он и автор такой композиции. Но тут я не стал выяснять, Коляча ли эта вещь или реплика камчатского костореза.

Другая сторона клыка, слева, вовсе тундро-оленья. Яранга, олени, оленья упряжка, рога, которые остались от разделанных оленей, и на переднем плане собаки в упряжке, человек( со шкуркой песца?) и какие-то бытовые предметы, ведро чайник, мешки.


Далее, в правой части этой стороны клыка - зимняя охота на нерп у мест, куда выплывают нерпы из-подо льда, чтоб подышать. Один охотник закидушкой пытается достать убитую нерпу из воды, другие уже тащат добытых нерп домой. Ну, и на правом конце клыка охотники приготовившиеся стрелять в нерпу, даже скорее, в лахтака из засады в льдинах.



на клыке есть почти каллиграфические надписи "Яндогай", "залив Лаврентия, Чукотка, 1947 год.

Вообще, конечно поражает способность Онно сделать такую филигранную гравировку, всё нарисовано крайне профессионально. Такое трудно нарисовать карандашом на бумаге, а тут коготком по отполированному клыку! И нарисовано со всякими подробностями охотничьего снаряжения, люди в динамике,улавливаются повороты головы и фигуры. Онно, наверное, лучший из мастеров 40-х годов, которые нам известны.

Кончил он плохо, как рассказал мне отец, со слов Лаврова, Онно последние годы своей жизни жил в Уэлене. И там убил свою жену. Испугался и убежал из Уэлена в родной Яндогай и вскоре сам там умер. Его, вроде, никто не собирался преследовать. (Может, такие "семейные" убийства тогда особо не наказывались?)

Кроме клыка Онно в витрине были гравированный "хрен"


На нём надпись: Усукпак (название посёлка?) зал. Лаврентия мастер Репвиль (или Ренвиль, третья буква плохо читается), 16/IX 48


Третий экземпляр - сувенирный нож, стандартный для тех времён. Ручка в виде моржа, кожанная подкладка под ручку, гравировка. На обороте эмблема уэлленского комбината тех времён. (на фото немного нерезкое)




Как мне пояснили, эти вещи принадлежат одному человеку (чьё имя я к сожалению не записал) , который подошёл ко мне и пояснил, что он купил эти вещи, сразу распознав их ценность (думаю, это было давно). А номер на ноже он даже трактует, как инвентарный музейный. Хотя я думаю, что так нумеровались в сороковые годы изделия, для их учёта в Уэлленском комбинате. Во всяком случае в нормальном музее не стали бы выцарапывать номер на костяной вещи,, сделали бы наклейку или подписали бы чернилами.

.
заяц

Гравированный клык "Собачья упряжка и охотник с богатой добычей", автор - В. Емрыкаин и моя копия

Возможно название придумал Ю.А.Широков, на клыке никаких подписей нет. Наконец догравировал клык. Это сторона Василия Емрыкаина (не знаю уж почему это тогда получился такой двухсторонний, может у отца был один клык, а хотелось иметь гравировку двух художников? или по-каким-то другим причинам)

На другой стороне гравировка Николая Унука, я её уже копировал



Моржовый клык, длина 51, 5 см, второй чуть пошире 5 см против 4 см.
Сверху работа мастера (вторая половина 60-х ХХ века), ниже моя вольная копия. На фотографии особых различий нет. Хотя я как-то увеличиваю рисунок, такая у меня примитивистская привычка. Если приглядеться поближе, то сразу заметны неуклюжие контуры, грубые штрихи моего рифеля. (Уж какой есть, такой подарил в 2001 покойный Виктор Кавкагтаёны, у Емрыкаина какого-то недостижимого изящества "контурный".) Ну я и не стремился сделать копию "один в один". Честно говоря я и коготком только мелкие доводки сделал. Нашёл маленький "борик", которым удалось програвировать контур бормашиной. Конечно, чукотские мастера-гравёры так не делают.



Collapse )
заяц

"Резная кость Якутии и Таймыра" из собрания Государственного музея Востока (окончание)

начало
продолжение
продолжение 2
продолжение 3
продолжение 4

ХУДОЖЕСТВЕННЫЕ ИЗДЕЛИЯ НАЧАЛА XXI ВЕКА






Collapse )